Канада, английский по телефону, изучение английского, с носителем, Эдмонтон, обучение за рубежом, обучение в Канаде, высшее образование в Канаде,

Я уверена, что многие учат английский язык с большими ожиданиями применить его в получении заветного образования за рубежом. И вот, чтобы у каждого уровень мотивации повысился – представляю Вашему вниманию реальное письмо реальной украинки, которая поехала покорять Канадский кампус.
П.с.- очень много интересной и полезной информации.
П.п.с- у нас также есть преподаватели-носители языка из Канады! Хотите, чтобы они не только Вас обучали, но и рассказали Вам более подробно об этой удивительной стране – милости просим — http://www.english-by-phone.com.ua/
«For You. The World».
«…Первая половина сентября – это беспрерывный квест. Найти свой корпус, аудитории, учебники, библиотеки. Помимо карты города беру с собой еще и карту кампуса, это целый город в городе. Для наглядности: в университете 15 факультетов, у каждого около десятка департаментов, и каждый из них может «жить» в двух-трех зданиях, иногда несколько департаментов – в одном, но реже. При этом аудитории по каждому предмету небольшие, 10-15 человек, ну может быть, 20. В каждом здании помимо учебных, семинарских, и лекционных аудиторий, обязательны офисы как для преподавателей, так и аспирантов, залы для формальных и неформальных мероприятий, и даже… комната отдыха, да, да, обычно окнами в парк, уставленная креслами и диванчиками, на которых лежат, читают, дремлют и даже спят студенты, или не только студенты, откуда знать. В этих комнатах не полагается шуметь, даже объявление такое висит с просьбой не шуршать сильно книжками, громко не жевать и пр. Обнаружив такую комнату впервые, подумала, что она одна такая в виде местной экзотики. Позже обнаружились подобные практически в каждом здании. И, вот, таким образом, каждый факультет занимает несколько кварталов, через университетский кампус проходят основные маршруты городских автобусов, несколько станций метро. Добираясь до своего департамента, я проезжаю мимо медицинского факультета. Там расположена лучшая клиника в провинции, через дорогу от нее – вертолетная площадка санавиации. Поначалу не могла понять, почему в центре города регулярно взлетают и садятся вертолеты. Нет, нет, они не правительственные и не частные, это просто воздушная скорая помощь, и всего-навсего занята своей работой…
…Расписания как такового нет, поскольку у каждого свой набор занятий. Описание предметов, время, место – все на университетском сайте на своей страничке каждого студента-аспиранта-преподавателя. Еще одна важная задача – найти аудиторию своих семинаров. Аббревиатуру кода корпуса и этажа можно скопировать в интерактивную карту на сайте, и она покажет, куда нужно идти. С двумя первыми удается быстро разобраться, а перед третьим семинаром долго хожу вокруг здания с множеством небольших пристроек. На входе в каждый из них по карте понимаю, что мне нужно попасть ровно в противоположную часть. Как это сделать? Какое-то заколдованное место… И вокруг ходят такие же задумчивые люди с листочками и картами в руках. Вот, вижу, у кого можно спросить, — идет мужчина со стопкой книг, и идет очень уверенно, наверное, знает куда. Смотрит на мой листочек, и говорит: о, интересно, неужели в этом корпусе есть 14 этажей?! Я и не знал! Но вот, смотрите, вон за тем поворотом лифт, если в нем есть 14-й этаж, значит, вам туда. Да, лифт есть и 14-й этаж тоже, ура!
Следующий уровень – это литература. К каждому семинару полагается 3-4 книги обязательные для прочтения. В соседнем квартале есть университетский книжный магазин, иду туда. Первое открытие – книги очень дорогие, каждая в среднем до 50$. Пожалуй, лучше сходить в библиотеку. Прихожу, открытие следующее – не я одна такая сообразительная, несколько таких книг было, но их уже разобрали. До конца семестра. И что делать? Библиотекари рассказывают, что есть еще база данных консорциума разных библиотек города, и в нем, ура, находится то, что мне нужно. Книгу можно заказать и ее привезут мне на полочку под моим именем, а на почту придет сообщение, что книга пришла и можно ее забрать. Чудесно! Но заказ выполняется в течение пяти рабочих дней, а читать уже нужно на завтра. Добрые библиотекари опять приходят на помощь и рассказывают, что нужная мне книга находится не так далеко, через один квартал, и я могу сама за ней сходить. На карте рисуют кружочками и стрелочками, куда идти и с какой стороны заходить, чтобы не заблудиться. Иду, все, как и нарисовано, и книги есть, и мне их выдают ровно на 4 месяца. Ура, добыча! Теперь, посмотреть объем. Мне кажется, что это невозможно – на завтра нужно прочитать около 80 страниц мелкого, почти газетного шрифта, вводной теории, и не просто понять, а и структурировать содержание к семинару. Я читаю и читаю, и в автобусе, и дома вечером, и еще пол-ночи, и все равно что-то остается. Наутро в голове винегрет и вопрос к самой себе, как со всем этим можно справиться.
Еще через неделю появляются письменные работы. А дальше заданий становится все больше и больше: презентации, 3-4 письменные работы в неделю. Я чувствую себя примерно как в мультфильме “One minute fly”: http://www.youtube.com/watch?v=6Wf8yEb1cwY, и порой вспоминаю заверения некоторых моих знакомых перед отъездом о том, как легко и беззаботно мне будет в канадском университете. Ох, уже эти наши мифы и сказки – там, за океаном, молочные реки и кисельные берега. :))
Уже местные знакомые, канадцы, спрашивают меня – расскажи, как у тебя проявляется культурные шок? Поначалу кажется, что никак. Ведь я не первый раз в другой стране. Ну да, другие люди, другой язык, другая еда, и время от времени хочется закрыться в комнате и смотреть свои фотографии, бродить в фейсбуке и читать новости знакомых, т.е. искать знакомый культурный код. Открываю для себя фейсбук как средство телепортации. Это, пожалуй, единственный сайт, который не меняет свои рекламные ссылки в зависимости от страны пребывания. Если провести в нем несколько часов кряду, потом выходишь из дома, и с удивлением спрашиваешь себя, если я здесь, то где только что была? И все-таки, о культурных кодах. Самое большое впечатление об отношении к Другому. В основе лежит уважительное отношение к каждому, которое совсем не декларируется в громких речах или лозунгах, а просто проявляется в самых простых и обыденных вещах. Например, в автобусе. Общественным транспортом пользуются недавние эмигранты или «новенькие» (newcomers), местная молодежь, которая еще не обзавелась машинами, студенты отовсюду, и самые малоимущие слои населения. Местные жители ездят все на собственных машинах. Так вот, в автобусе при входе все, как правило, здороваются с водителем, он отвечает тем же. В салоне работает вентилятор летом и обогреватель зимой. Если автобусу еще рано отправляться, то в холодное время он будет стоять с закрытыми дверями, чтобы не морозить людей, а водитель будет открывать и закрывать дверь для каждого пассажира. Чтобы попросить об остановке, кричать не нужно, достаточно нажать на кнопку на поручнях или потянуть за тоненький трос (не знаю, как правильно его назвать), протянутый над окнами по всему салону. У водителя прозвенит сигнал, да и в это время у него не играет громко музыка и он не говорит по телефону. Тросы работают, они не оборваны, нигде-нигде, ни в одном автобусе. (Внимание, еще раз – общественным транспортом пользуются далеко даже не средний класс). На каждой остановке автобус слегка наклоняется в сторону тротуара, буквально «становится на коленки» (kneeling bus – это надпись на дверях), чтобы было удобней заходить, а если на остановке есть человек в инвалидной коляске или с палочкой, из автобуса откидывается что-то вроде раскладного пандуса. При выходе желательно сказать водителю «спасибо», и в ответ можно услышать: «хорошего дня» или «доброй ночи», в зависимости от времени суток. Шумные стайки подростков и то ли уж очень уставшие, или, наоборот, уже хорошо отдохнувшие работяги тоже не пренебрегают такой традицией. Очень быстро «добрый день» или «спасибо» произносится уже автоматически, даже не отвлекаясь от своих мыслей или разговоров, но это, пожалуй, не самая худшая привычка.
На входе в метро, в любое помещение для тебя придерживают дверь, не только перед носом, а даже если ты только идешь по направлению к этой двери, или даже переходишь дорогу в сторону нужной двери. Вот могут стоять и держать дверь, с улыбкой. Теперь возле каждой двери обязательно оглядываешься, не спешит ли кто-то за тобой, кому можно сэкономить пару секунд и просто сделать приятно. Просто так.
В начале семестра я узнаю, что для всех преподавателей и аспирантов в университете есть почтовая комната с персональным ящичком. Очень удобно, особенно когда живешь на квартире с другими людьми, получать всю почту лично. В первую неделю сентября нахожу в своем ящике небольшую шоколадку и записку с пожеланием хорошего и увлекательного года от… зав. департаментом. Вот так могут выражаться напутственные речи в начале года. Даже если не она сама их раскладывала, все равно не могу представить подобного напутствия студентам или даже аспирантам ни от зам. декана ни от зав. кафедрой наших университетов. В ту же неделю нахожу в ящике конверт с какими-то твердыми предметами. Оказывается, это ключи от… моего офиса. Офис – комнатка на двоих человек, в ней два письменных стола, стулья, вешалка, полочки, что полагается каждому аспиранту. Нужно ведь где-то готовиться к семинарам. В библиотеке может быть неудобно, там много людей, а дома все обычно отдыхают. Ведь так?
В начале сентября близлежащие кафе и пабы всячески завлекают к себе посетителей из числа студентов. Для этого в парках между корпусами разбивают тенты, с музыкой жарят и готовят гамбургеры и хот-доги и раздают их всем желающим бесплатно, вместе со своими буклетами. Через пару дней уже не удивляешься крикам «free hot-dogs» то в одном, то в другом месте. Кто не успел пообедать, можно просто идти на дым костра или на звук музыки.
Да, одна общая встреча накануне учебного года все-таки была. Конечно, линейки я не ожидала, но представляла себе большую аудиторию, в которой должны рассказать какие-то самые важные вещи или пожелания. По указанному адресу обнаружился холл, уставленный небольшими столиками с буклетами. В одном конце зала – фрукты, сладости и чай/кофе, в другом – небольшие столики и кресла, где можно пообщаться. Интересно, что там на столах? Каждый стол – всевозможные службы и услуги, которые существуют в университете. Например, по оформлению медицинской страховки – здесь можно взять форму и адрес, где оформляют персональные страховки, а кроме того, на все время научной программы или учебы страховка покрывает медицинские расходы во время пребывания в любой стране за пределами Канады. Это важно! Еще один столик – IT отдел университета. Ой, как я рада с вами познакомиться! Приглашают приходить, если нужна будет помощь с компьютером. Конечно, приду, можете даже не сомневаться, ведь с компьютером я могу общаться, только когда он исправно работает. В других случаях такие специалисты нужны как скорая помощь. Дальше. У окна стоит столик с какими-то приборами, интересно, что это? Оказывается, отдел полевых исследований. Любая научная работа, для написания которой нужно выходить за пределы кампуса, уже попадает в категорию полевых исследований. В этом отделе проведут инструктаж, если нужно, в зависимости от вида деятельности, дадут оборудование, спец. одежду. Есть даже свои фонды на развитие. Вот прямо сейчас, у нас есть вот такая тетрадка, которая не промокнет под дождем, с прорезиненной обложкой, хотите? Да, хочу. Интересно, а что у вас еще есть? Ну вот, для тех, кто выезжает за пределы города, выдаются всевозможные средства защиты, вот у нас есть и спрей от медведей. Это меня впечатляет больше всего, — пока приходилось пользоваться только спреем от комаров! Еще у одного столика стоит полицейский в форме и тоже раздает буклеты. А что в них? Подхожу поближе – он дает и мне. «Вот, если вам придется поздно возвращаться домой, у нас есть флуоресцентные наклейки на рюкзак или сумку. Так вас в темноте заметит любая машина, если вдруг будет недостаточно освещения на улице. А еще, если придется до позднего вечера оставаться в университете, у нас есть специальная служба, которая может проводить домой, чтобы было не страшно идти одной». Потрясающе, что еще может быть более невероятным – звонить в полицию, чтобы тебя проводили домой, потому что на улице темно и страшно! Позже видела эту службу, они начинают работать где-то с 7-ми вечера, ходят обычно по два человека в желтых жилетках и с рацией. Идут не спеша и общаются.
И еще много всего было в этом зале, в том числе и телефон, и служба просто прийти поговорить, когда очень нужно, а не с кем, и это даже не услуги психолога, а просто общение, и помощь в написании курсовых, — не путать с услугами «курсовые недорого» в Украине, писать все же придется самостоятельно!
О значимости интеллектуальной собственности говорится в предисловии к каждому предмету отдельным параграфом. Это прописывается очень детально, что ничего хуже нельзя совершить, как списать или сплагиатить чужую работу. Если у преподавателя возникнет подозрение о плагиате, и оно еще и подтвердится, хорошо, если разрешат переписать работу заново, а то и придется пересдавать весь курс в новом семестре, или даже прощаться с университетом. Чтобы написать все самостоятельно, понятно, нужно время, и поэтому обо всех обязательствах всегда предупреждают заранее. В самом начале семестра, до окончания первых двух недель, пока можно свободно выбирать предмета, записываться и выписываться из них, в описании каждого указаны все работы, их сроки, требования и объемы. Любые дополнения оговариваются как минимум за две недели до срока сдачи. И вот здесь мне невозможно представить принятый и очень распространенный у нас авральный режим – когда бóльшая часть очень важной и нужной работы заявляется горящей «на вчера», хотя даже делая ее, нельзя быть уверенной, что завтра ее не отменят и не предложат что-нибудь новенькое, тоже «на вчера». Кроме того, на каждое обязательное задание в местном университете обязательно придет комментарий преподавателя, что хорошо, что можно сделать лучше, а то и с рекомендацией, как именно лучше. В конце семестра все меняются местами – студентам и аспирантам выдают формы оценки преподавателя и предмета, анонимные, которые потом запечатывают в конверт и относят в департамент.
В начале сентября немного общения с официальными структурами. Обязательно нужно получить номер социального страхования, местный ИНН, для налоговых отчислений и пр. В международном центре университета мне дают адрес сайта этой структуры, и подчеркивают, что это один из самых важных документов. Получить его нужно обязательно для начисления стипендии и дальнейшей работы. Выглядит все просто – список документов, которые у меня есть, адрес, и часы работы. Но я уже прониклась важностью момента, и кажется, что навряд ли все должно быть так просто. Ну хорошо, проверить можно только опытным путем. По адресу обнаруживается большое административное здание с зимним садом и фонтаном внутри и улыбчивыми охранниками, которые рассказывают, куда идти. У нужной двери выдают еще один бланк для заполнения и показывают, к какому столу подойти. У стола дают почитать постановление, что все мои данные будут храниться в государственной базе данных только для того, чтобы упростить мое общение с гос. органами, их никогда-никогда и никому-никому не передают, и для моего удобства данные будут храниться в системе ближайшие сто лет. Ну хорошо, у меня возражений нет. Тогда же мне распечатывают справку с номером жирными цифрами и говорят, вот – это ваш номер, проверьте, правильно ли написано имя, а саму карту на плотной бумаге, которую можно заламинировать и хранить для постоянного пользования, мы изготовим в ближайшие дни и пришлем на указанный почтовый адрес. И это все? – спрашиваю я. Да, все, до свидания. Выхожу, и останавливаюсь на пороге. И ЭТО ВСЕ?? А почему не надо ходить по разным кабинетам, стоять в очередях и носить туда-сюда разные бумажки. И еще раз останавливаюсь на пороге здания, вспоминая, все ли я правильно услышала: да, номер – вот он, в папке, а постоянную карточку пришлют по почте. На все у меня ушло ровно 15 минут. Неужели так бывает?
С медицинской страховкой примерно похожая процедура, но даже быстрее. Приношу уже заполненный бланк, показываю паспорт и разрешение на учебу. С моих документов снимают ксерокопию (да, сами снимают, бежать и искать ксерокс не нужно), забирают бланк, и говорят – спасибо, номер страхового полиса мы вам пришлем по почте.
Осталось сходить в банк и открыть счет. Читаю и читаю информацию на сайтах разных банков. Открытие счета – бесплатно, обслуживание студентов и аспирантов во время всего срока обучения – бесплатно. Ежемесячной и ежегодной абонплаты нет. Как такое возможно? Наверное, я чего-то недочитала. Как может банк обслуживать бесплатно?! Надо переспросить на месте. Выбираю ближайший банк к своему корпусу. Да, обычный счет, даже три счета и дебетовую карточку можно открыть бесплатно, и для подтверждения своего статуса достаточно показать студенческий или распечатать с университетского сайта расписание своих занятий. С собой дают буклет с описанием множества других дополнительных тарифов, которыми можно пользоваться уже на платной основе. Кроме того, мне нужно поменять деньги, американские доллары на канадские. В том же банке, в кассе, мне говорят: «вам ведь уже открыли счет? – Да, открыли. – Тогда давайте мы оформим эти деньги вам на счет, и снимем по более выгодному для вас курсу. – А что для этого нужно? – Ничего не нужно, всего две минуты». И правда, две минуты. Интересно, услышу ли я что-нибудь подобное в украинских банках?
Качество решения всех технических аспектов удивляет не раз. Обычно украинским студенческим я пользовалась очень редко, как правило в ж/д кассах, чтобы купить билет со скидкой. Местный студенческий – это самый важный предмет наряду с ключами от дома, даже кошелек можно дома забыть, но не студенческий. Он небольшой, стандартного размера банковской кредитки с фотографией и номером файла, под которым хранятся все мои документы в университете, рядом с фотографией приклеивается цветной стикер абонемента на проезд в автобусе и метро на каждый семестр, таким образом, он же – проездной. На обороте – номер читательского, на который можно брать книги в университетских и городских библиотеках. В общем, книги можно заказать и по интернету, их привезут в ближайшую удобную тебе библиотеку. Под номером – магнитная лента, которая позволяет регистрировать книги на электронных устройствах, которые выглядят как гибрид i-box и сканера. Кроме того, этим же документом можно рассчитываться за принтер и ксерокс, при помощи той же магнитной ленты. Автоматы для пополнения счета стоят в библиотеках. В университетских кафе за чай-кофе-булочки тоже можно рассчитаться подобным образом. На студенческий записаны коды доступа в архивы и кабинеты, нужные по своей учебной программе и работе, таким образом, он же и ключ. Кажется, все. Я отдельно придумывала специальное неизменяемое место для такого ценного документа. Одна из моих сокурсниц недавно потеряла свой студенческий, и ее не так радости, как изумлению не было предела, когда в тот же день нашедший написал ей письмо, предлагая встретиться и забрать пропажу.
К концу второго месяца происходит привыкание к новому месту и образу жизни. Уже дома, улицы и люди кажутся обычными. В автобусе не нужно всматриваться в окно, чтобы не проехать свою остановку, можно просто читать книжку. Карту города уже можно оставить дома и не высчитывать время для привычных маршрутов. Понимаешь уже все разговоры на улице и в транспорте с разными акцентами, которые поначалу были просто фоновым шумом, но, собственно, в них нет ничего интересного. Примерно понятно, сколько времени нужно на те или иные задания, и получается иногда сходить в гости, или покататься на велосипеде по бесконечным паркам, или просто что-то почитать.
Но в целом жизнь идет как вторая серия все того же мультфильма про муху. Вместе с тем меняется ощущение пространства. Уже точно помнишь, в какое время лучше звонить родным и друзьям, а в другое время фейсбук рассказывает новости о них»
Наталья Безбородова, Эдмонтон, август-декабрь 2013

Comments are closed.